Почему не стоит употреблять ненормативную лексику при именовании файлов, и как это может отразиться на карме внуков…

Проверяя задания, обнаружил в имени одного из прикрепленных файлов вольное переиначивание названия системы, в которой мы трудимся – Инфоды Moodle. Пускай на совести создателей системы останется такой странный термин —  возможно, за чередой разных важных дел, о благозвучии никто особо не задумывался. Но меня, увы, уже не удивило, но опечалило другое. Автором названия сданной работы оказалась одна из вас. Как уже, вероятно, обратили внимание, в общении с группой я старательно избегаю гендерного выпячивания специфики учебного заведения, в котором мы находимся (МПГУ), упорно говоря о вас, как о «студентах». Однако сейчас – именно так. ОДНА из вас.

Попробую объяснить, почему показалось важным и отчего я решил поговорить со всеми на данную тему.

Небольшой исторический экскурс. Раньше мат тоже был. ) В любой среде. Но вот употребляли его, как правило, в ситуациях, связанных с повышенным эмоциональным состоянием участников. Для усиления окраски, и, чтобы подчеркнуть глубину переживаний. Коль не стихами, так хоть так. Но, если в компании находилась девушка, степень «усиления и углубления» была существенно ниже.
При этом, высокий голос представительницы «слабого» пола, выжигающий глаголом и существительными, звучал довольно редко. И отношение к таким посланницам было особое, не такое, как к остальным девушкам. Не могу сказать, что со знаком плюс… (

Недавно, на Чистых прудах, спускался в метро. Днем. Место для молодежи тусовочное. Вокруг куча институтов – Вышка, Академия живописи, Университет Минфина, много еще чего. В тот день был не в наушниках. Копаясь на ходу в рюкзаке, в поисках проездного, вдруг услышал за спиной разговор. Невольно напрягся. В общем потоке ненормативной лексики, по редким словам-исключениям, можно было понять — речь идет о планах на вечер. Обернулся. Два парня и три девушки. Обычные. По виду – второй-третий курс. Спокойно, я б даже сказал, вяло, без тени эпатажа и желания привлечь внимание окружающих, обсуждают достоинства-недостатки Джао Да и Cubaro (клубы в центре Москвы). Напряжение вызвала лексика, которая раньше усиливала и углубляла, а теперь, похоже, стала обыденностью.

Компания меня обогнала и растворилась в переходе. Я же вспомнил историю времен молодости их родителей, когда ЖЖ (Живой Журнал, http://www.livejournal.com) был на пике, а на не столь разнообразных, как сейчас, Форумах, посетители делились своей жизнью.

Одна мамаша рассказывала, как она отводила свою дочку в детский сад.

Дело происходило в начале июня. У ребенка был утренник. Это значит — белые колготки, отглаженное платьице, огромный бант и, желательно, цветы. А у мамы, в тот же день – иностранная делегация. Мама работала секретарем, и, заодно, переводчиком, в одной небольшой, но очень престижной компании. Это значит — высокие каблуки, колготки, строгий деловой костюм, безупречный макияж. И явиться на работу на полчаса раньше, «кстати, принеси что-нибудь, типа канапе, ты так хорошо готовишь, нужно гостей порадовать и показать радушие».

Два шара в одну лунку. С утренником – даже три.

Надо ли говорить — во сколько ни вставай, времени остается впритык и лучше всегда быстрым шагом. Очень быстрым. Вдобавок, ночью прошел дождь. И, хоть на улице тепло и дышится полной грудью, но везде лужи.

Когда в одной руке сумка с продуктами, в другой – ребенок (пусть даже только его потная ладошка), в голове, как у шахматиста в цейтноте, поиск наилучшей комбинации, чтобы все успеть к приходу иностранцев – все остальное делается на автомате. Но это ты. Взрослая. А ребенок старается делать то, что ему сказали. Если торопиться – значит бежать. Быстро. Про «смотреть под ноги» команды не было. Поэтому, на всем скаку, самая глубокая и грязная лужа. С брызгами, сандалиями насквозь, и громким, с чувством «Ах, ты, б…!» от мамы.

Вы знаете, каково – стоять в луже, совершенно мокрой, когда из глаз текут горючие слезы, а ты их толком вытереть не можешь, потому, что у тебя в руке цветы? Нет, не знаете. Даже мама, сдержав эмоции, и начав утешать своего ребенка, вызвала у того еще большие страдания. И только когда девочка оказалась на сухом асфальте, бант был снят, а мамины объятия защитили от всего на свете, выяснилась причина безутешных слез: «Мама, я же ведь не б….! Я – хорошая девочка!»

Но история была рассказана на Форуме не ради последующего счастливого конца, а он, судя по небольшому количеству комментов на эту тему, действительно был классическим happy end-ом. Детские колготки в саду были постираны и высушены вместе с сандалиями, праздник прошел на ура, мама от лужи пострадала минимально, на работу она почти не опоздала, а прием прошел на высшем уровне. Вал обсуждений и восторгов касался необычной реакции ребенка на ситуацию. Хотя, кроме самой фразы, что уж тут особенного…

Тогда, на лестнице в метро, история всплыла сразу, это я вам ее рассказывал долго. Глядя вслед компании, подумал – а, которая возражала на своем языке против  CheckPoint-а (еще одно тусовочное место в центре Москвы) — не та ли, с бантом посередине лужи? И, как будет через десяток с небольшим лет? Вот сидит она на кухне. Положила обед сыну. Тот быстро ест и собирается бежать по своим делам. Она, мягким трехэтажным матерком, предлагает ему помыть за собой посуду. Слыша в ответ небоскреб разъяснений, почему такое сейчас невыполнимо. Будничная семейная беседа.
Если все пойдет по накатанной дорожке, история детей сынка, уже правнуков секретаря-переводчика, теряется во мраке будущего. Представлять которое у меня, как-то, желания не возникает…

Кто-то из вас, я уверен, смотрел Властелина Колец. Кто-то, в т.н. «смешном» переводе Гоблина (Д. Пучков). Стеба много, но за ним, на мой взгляд, не пропало то, о чем писал автор книги. Толкиен сочинил замечательную историю о вечной борьбе Добра со Злом. И в его книге, и в фильме, и в переводе, и в стебе, представители команды Зла оснащены только им присущими атрибутами. В частности, специфической речью. Это не случайно.

Дело в том, что язык – не только, и не столько инструмент общения. Прежде всего, язык, слово – форма выражения мысли. Например, у животных язык недостаточно развит по сравнению с человеком, хотя проблем в общении они не испытывают.

Однако, обратное, о влиянии языка на мысли – также верно. Употребляя слова, не особо вдумываясь в их исходное значение, «чувство неправильности» постепенно заглушается, становится не таким слышным. И, после того, как стирается, перестает отслеживаться грань между хорошим и плохим, неизбежно наступает следующий этап – рвется различие между Добром и Злом, все становится однотонным, относительным, объяснимым и приемлемым…

Рассуждать на тему, что раньше было по-другому – разговор о более зеленой траве в прошлом веке. Не очень интересно и совершенно не важно, по сравнению с нашими возможностями сделать что-то прямо сейчас.
Я возвращаюсь к тому, о чем говорил вначале, к гендерной теме. Так уж сложилось, ваша роль в обществе – хранить, оберегать, учить. И передавать, стараясь, с одной стороны, не растерять самое лучшее, а, с другой – отсечь неправильное и ненужное.
Говорю, прежде всего, не о школе, но про воспитание своих собственных детей.

Абсолютно закономерная ситуация, на мой взгляд. И причина проста. Решение подобных задач, в целом, у вас получается лучше, чем у тех, кто с планеты М. У представительниц прекрасной половины человечества, непостижимым для нас образом, благодаря интуиции и своей природе, нужное происходит как будто случайно. Но, вы-то, прекрасно ощущаете — ровно так и планировалось.
Единственное, к чему призываю – обратить повышенное внимание, быть более чутким и внимательным к Слову. Всегда стоит помнить — Оно было в самом начале. И было тем же, что и Любовь…

О Любви как-нибудь тоже обязательно поговорим, но сейчас идем за компьютеры в библиотеку. )